Просто я

Про прививки

Ежелечо, из личного опыта: бесплатная вакцина "Гриппол+" - говно оч-чень на любителя. Я поимела все побочки, до сих пор из соплей выгребаюсь, а что там с иммунитетом - время покажет. Хз, что покажет, на самом-то деле, потому что я и без прививок гриппом и ОРВИ не болела уже лет эдак шесть. На кой хрен пошла кольнуться, ну не столбняк же, не оспа, не бешенство, не энцефалит.
Праздную дебила, чо.
лайхэ

(no subject)

Странное снилось прошлой ночью.
Сначала я долго гуляла и разговаривала с одним любимым человеком, стояла мерзкая ноябрьская хмарь, я страшно жалела, что встреча скоро закончится, потому что совсем скоро он должен выступать с акустическим концертом, его уже ждут. Потом он сказал: да пойдем со мной, я тебя проведу, скажу, что ты моя жена, - и мы пришли в какой-то сельский клуб, он меня действительно представил вахтеру как жену, нас пропустили, в зал набивалась публика, а я думала: надо валить. Потому что его сейчас начнут фотографировать, а из меня спутница звезды на красной дорожке - как из говна пуля. Глупо и нечестно. Пусть и красной дорожки в этом занюханном клубешнике никакой нет.
...Брехня: он не был звездой, не ходил по красным дорожкам и не давал концертов. Он вообще не был певцом, хотя на гитаре играть умел.
Правда: в наши короткие встречи мы говорили о многом, но были жестко ограничены временем. Его уже давно нет, а я все люблю - по-прежнему спокойно, без страсти, без зашкаливающего пульса, но до самого донышка сердца. Он редко мне снится, но увидеть его хотя бы во сне живым - всегда счастье.

Но сон не кончился, и я оказалась в незнакомом городе. Там уже свистела поземка и вдоль дорожек лежали небольшие сугробы. А на одной из этих дорожек стоял человек в мешковатой куртке. Я судорожно защелкала зажигалкой, но искра никак не выбивалась; наконец я бросила зажигалку вместе с сигаретой в снег и пошла навстречу этому человеку. Мне было страшно стыдно.
- Простите меня, пожалуйста, - промямлила я, уткнувшись носом в его куртку. От куртки привычно пахло табаком, сеном и слегка псиной.
...Брехня: он не был выше меня ростом, а темноволосым я его видела только на старых фотографиях.
Правда: мне действительно стыдно. Он был моим наставником, он честно помогал во всем, в чем мог помочь советами, но я все-таки сдалась и свалила из профессии. Наверное, он питал какие-то надежды, что я выкарабкаюсь. А может, нет. Но всем, что я умела, я обязана ему. Вплоть до обращения с секундомером.
Не знаю, жив ли он сейчас.

(no subject)

(почесывая мягкие бока) Чую, где у меня было пятнадцать лишних кил, там уже двадцать. Вешаться взвешиваться не буду. Во-первых, икеевские весы все равно дурят на два-три килограмма в любую сторону произвольно, а во-вторых - вот просто не буду. Второй такой расслабон, как сейчас, я словлю разве что на глубокой пенсии, так что будем считать это экспериментом: до каких бездн я способна докатиться в дееспособном возрасте. Жру вкусно и разнообразно, хожу только до магазина, зарядку не делаю. Есть шансы к концу карантина догнать вес до восьмидесяти при идеале (рост-костяк) в пятьдесят пять.
Повоюем

(no subject)

Ну чо, подруга, привет, знобит и морозит, температура взмыла, коронавирус настиг, мамамывсеумрем? А нет, нифигашеньки, это за окном внезапно ноль и из форточки холодным ветром шпарит. Погода, ты заманала. Ты определись уже хоть в какую-нибудь сторону.

(no subject)

Земную жизнь пройдя наполовину, я наконец-то сподвиглась посмотреть уэбберовских "Кошек". Ну надо же иногда причащаться классики, а то что я вечно по каким-то литературным и кинематографическим подвалам-закоулкам шарюсь. Так что села и посмотрела. Девяносто восьмой год, прямо-таки знаковый для меня, - оказывается, когда двадцатилетняя я радостно и с полным погружением редкостной фигней страдала, люди вон какую классную вещь сработали, а я и не знала.
Буду краткой: витаминка против нынешней мерзотной недозимы нашлась, и витаминка могучая, прямо аж штырит. Хочется не лечь и сдохнуть, едва взглянув на прогноз погоды, а приплясывать. И на прогноз вообще не смотреть. Давеча вот еду с работы - на улице хмарь и дождик, давление ниже плинтуса, глаза закрываются, стою среди прочих женщин и любуюсь на четверых сидящих и сосредоточенно пырящих в мобильники парней, никому из которых, естественно, не приходит в голову уступить место. И ладно бы мне, но вот хоть той тетеньке возрастом явно за шестой десяток. Нетушки, сидеть при женщинах - это стильно, модно, молодежно. Висну помаленьку на поручне, кажется, уже сон какой-то вполглаза смотреть начинаю, и тут в башке раздается отчетливый щелчок и начинает звучать дуэт Мангоджерри и Рамплтизер. Ух ты, как оно бодрит-то, оказывается! По эскалатору вприпрыжку поднималась, в магазин заскочила, по дому пошуршала, а после куска полусырой говядины и чая с чабрецом вечер и подавно расцвел дивными красками. Так что надо бы накачать этой музыки в телефон и врубать каждый раз, когда случается прокиснуть на ходу. "Оливер!" у меня для марширования на работу, "Кошки" будут для возвращения домой.
Просто я

(no subject)

Да что ж такое, вашу мать. Открываешь ленту - а там...
Надя Днепровская. Умница, насмешница, прекрасная художница, нежно влюбленная в лошадей, природу и красоту, то задорно-боевая и обеими ногами стоящая на земле, то мечтательница, талантливо вписывающая в этот грешный мир самые надоблачные фантазии...

- А сыр, - палец значительно поднимается вверх, - французский. То есть прямо из Франции.
- Надь, ну им, наверное, надо какое-нибудь божоле закусывать, а не водку.
- Закусывай. Как?
- Обалденно.
- Вот! Потому что у французов правильный сыр, а у нас правильная водка. Понимаешь, да?
- Ага. Слияние культур прям.
- И я тебе сейчас видео покажу, один парень просто гонял по Парижу на рассвете и снимал. Так еще вкуснее будет.


Надя...
Почитаем...

(no subject)

Прочитала я тут книжку, которая в детстве у меня вообще не пошла (что неудивительно - в год ее издания мне было шесть лет, и это явно не тот возраст, когда врубаешься в тонкости ядерной угрозы и магического мышления народов крайнего Севера). Н. Шундик "Древний знак".
Любопытная вещь, хотя впечатление оставляет очень неоднозначное. С одной стороны - образная, сильная, поэтичная авторская речь и безусловно близкие любому нормальному человеку рассуждения о хрупкости нашей планеты и того прекрасного первозданного мира, который люди в своей гонке вооружений беспощадно уродуют. С другой - точно так же изъясняются и персонажи, что напрочь сбивает верибельность и лично у меня вызывает весьма конкретную ассоциацию со "Спартаком" Джованьоли, где герои даже "налей по писят" не могут сказать без цветистостей, многоточий и междометий. Причем, в отличие от "Спартака", действие "Древнего знака" происходит в конце семидесятых - начале восьмидесятых двадцатого века, в чуме оленевода уже цветной телевизор стоит. И точно так же все положительные герои являют признаки душевной нестабильности: они без конца бледнеют, краснеют, захлебываются эмоциями, ужасаются, впадают в транс и даже по трезвянке ловят мощные приходы. Если же у них случайно вдруг не оказывается повода испытывать все эти чувства, автор быстренько опускает время их нормального функционирования и прыгает дальше со словами "следующей весной..." или "малышу исполнилось уже четыре года" (а героиня только-только его родила). Особенно сурово колбасит маленькую девочку, которая вроде бы должна выполнять функцию "пророка-дитяти", но по факту воспринимается как неуравновешенный и избалованный ребенок, периодически создающий проблемы окружающим (погнать папку в разгар весенних трудов на место прошлогодней стоянки, чтобы посмотреть, пережил ли зиму любимый цветочек, - это сильно, как по мне) и внезапно начанающий рассуждать все тем же зрелым, взрослым авторским языком. То есть попытка все повествование подать как притчу очевидна, но выполнена местами криво.
Зато очень хорош центральный персонаж - Брат оленя, "настоящий поэт и философ", как справедливо характеризует его друг-европеец. Пастух, плоть от плоти своего сурового и беззаветно любимого мира; шаман, умеющий без каких-либо вспомогательных веществ, лишь при помощи медитативного сосредоточения, прикасаться мыслью к сути животных, земли, камня и постигать эту суть; гордый человек, не чурающийся цивилизации, но не поддающийся всем ее соблазнам без разбору, безошибочно отделяющий действительно полезное и прогрессивное от излишеств; муж, понимающий и принимающий свою жену со всеми ее метаниями между мирами родного народа и белых людей, жаждой забыться в алкоголе и лютой тоской по утраченному сыну, рожденному от крупного магната. Новая форма расизма расцветает на земле - идея очистки планеты от бесполезного биологического мусора ради процветания лучших, просвещенных, обеспеченных, - словом, элиты человечества. Но эта идея не выдерживает критики, столкнувшись с простым и ясным пониманием мира Братом оленя, его другом-журналистом Ялмаром Бергом, слишком многое повидавшей Сестрой горностая и ее сыном Леоном, которого белый отец хотел видеть истинным представителем новой элиты, а тот вдруг послал его к черту и махнул из роскошного дома на остров оленеводов в чум матери. Однажды люди с этого острова будут вытеснены на соседний, потому что их родина оказалась удобной для создания военной базы, и будет застрелен в упор сакральный белый олень - Сын всего сущего, живой символ солнца, потому что какому-то солдату захотелось жареной оленины, и погибнет Леон, и покончит с собой его мать. Но Брат оленя - сердце, душа и жилы своего народа - выстоит, как бы ни опустошали его потери. Он согреет своим теплом новый остров, прежде считавшийся чужим и враждебным, - буквально, обнимая и согревая камень, и эта земля станет землей Теплых камней. Так назовут новую родину люди его племени, так останется жить и дышать место, еще не затронутое помешавшейся на атомной гонке кучкой политиков и капиталистов. И во внешнем мире останутся журналист Ялмар и переводчица с северных языков Мария, и их подрастающий сын - люди, которые всегда будут говорить с людьми, говорить на языке людей, говорить о красоте, хрупкости и могуществе планеты Земля, на которой всем нам посчастливилось родиться, и о подлости тех, кто пытается ее грубо перекроить в угоду своей алчности.
Почитаем...

Вы таки будете смеяться...

...но тридцатилетний квест сегодня закрылся. Я наконец обнаружила в сети и дочитала "Маленького гончара из Афин". Нифига яркого и любопытного там в финале не обнаружилось, разве что Алкивиад предсказуемо показал себя засранцем, но сам факт!
Меховая вещь

(no subject)

Пытаюсь в который уже раз справиться с катастрофической ленью, а потому внезапненько вписалась на Фандомную битву, и совсем уж внезапненько вне команды Дюма. Понятия не имею, что из этого выйдет, но ощущение себя робким новичком, не знающим, чо, куда и зачем, бодрит, молодит и уже потому ценно.:-)))

Про кинишко

Посмотрела я тут фильм "Домовой". Слушайте, а у нас, оказывается, не все так плохо. Еще могут снять сказку в традициях старого-доброго детского кино (сценарные косяки на уровне "Красных башмачков", но сюжет есть, симпатичные персонажи есть, нестрашные смешные злодеи есть и даже мораль есть). Вот чего нет - так это легкости советских киносказок: слишком тяжеловесны драчки с крушением мебели, слишком графичен мордобой. Ну... ладно, реалии времени. Нынешние детки, сызмальства мелко шинкующие противников в компьютерных игрушках, вряд ли поверят в происходящее, если положительный герой уничтожит отрицательного морально, а потом выгонит прочь из сюжета одним прицельным пинком. Поэтому изящная Екатерина Гусева, внезапно нокаутирующая одним ударом спортивного парня, даже не удивляет. Да бога ради, Вовочка, это же сказка.
Очень понравился сам Домовой. Вполне современный чувак, похожий на человека, но все-таки нелюдь: то он азартно-шкодной мальчишка, то настороженный подросток, то зрелый мужчина, готовый драться до конца за тех, кто ему дорог, то старец, наблюдавший поколения и поколения людей. Гримеры, надо отдать им должное, сработали на ура, создав эдакую визуальную базу вневозрастного нелюдя, а дальше уже пошло актерское мастерство Сергея Чиркова.
Не очень понравилось рваное повествование. Такое ощущение, что размах был серии на три, а смонтировали одну полнометражку. Зато понравилась мораль.
А она проста: чуждое не всегда равно враждебному. Иногда нужно просто сесть, подумать и протянуть раскрытую ладонь - и такая же ладонь, плотская или бесплотная, тут уж с какой стороны смотреть, протянется в ответ.
И кошачья лапа скрепит союз.